Татьяна Петкевич: «Все спортсмены остаются в сердце тренера»

Татьяну Григорьевну Петкевич по праву можно назвать мамой современного белорусского настольного тенниса. И хотя ей самой такое определение не очень нравится, лучшего собеседника в День матери вряд ли можно найти.

-- Жена, мама, тренер – что из этого для вас стоит на первом месте?

-- На первом месте у меня семья. Мы с мужем фанаты своей работы, очень много отдаем ей время. Всегда были одержимы настольным теннисом. Александр Николаевич работал тренером сборной Советского Союза, часто был в разъездах. Все свое время он посвящал Владимиру Самсонову, нам с сыном доставалось очень мало его внимания. Но мы одно целое, я всегда относилась с пониманием. Все семейные заботы лежали на мне, да и рабочие тоже: мне приходилось решать много организационных вопросов. Утром отводила сына в сад, сама бежала на работу, потом забирала ребенка, и уже вместе мы с ним неслись в зал на вечернюю тренировку.

Иван уже взрослый, но я по-прежнему остаюсь хранительницей домашнего очага. У женщины иначе и быть не может.

У меня была большая дружная семья, и мама стала примером заботы о близких. Она жила ради мужа и детей (у меня еще две сестры). Можно сказать, что я эту модель отношений перенесла на свою семью.

-- Вы вырастили сына, но в зале работаете в основном с девочками…

-- Это не совсем так. Я работаю со всеми спортсменами. У нас нет разделения на девушек и парней. Мы с Александром Николаевичем и Андреем Игоревичем Воробьевым одновременно находимся в зале и работаем со всеми сборниками. Более того, берем на свою половину маленьких детей и им помогаем. То есть разделение на тренеров мужской и женской команд у нас очень условно.

-- Но лично вам легче работать с девочками или с ребятами?

-- По-разному. Иногда бывает с ребятами проще, а с девочками сложнее. Но по большому счету это не имеет значения. Надо уметь работать со всеми. Конечно, для меня очень важен мой первый набор. Светлана Николаевна Кудина, которая сейчас у нас тренирует, как раз из того состава. Есть и несколько мальчиков, которые до сих пор в моем сердце. Сейчас у нас работает Коля Аверкиев. Хорошо помню, как он пришел ко мне, когда только сына родила. Мне приходилось бегать в зал с маленьким ребенком.

Все спортсмены, с которыми работаешь, остаются в сердце тренера. Например, Татьяну Логацкую и Наталью Цыганкову, которые когда-то были в национальной команде, а сейчас живут в Германии, до сих пор с теплотой вспоминаю. Тренер проживает жизнь вместе со своим спортсменом. Сколько времени мы провели бок о бок с Володей Самсоновым! Вика и Вероника Павлович тоже дорогие нам люди.

 Pav Petk

Помню, когда начинала тренировать, мне было 23 года, очень волновалась, что могу дать своим спортсменам? Переживала, что им надо помогать в обычно жизни: кого-то в армию забирают, у кто-то в институте проблемы и т.д. Я ложилась и просыпалась с мыслями об этом. Уже с годами поняла, что самое главное – это любить своих спортсменов.

Да, иногда надо включать жесткого тренера. Но это делается только во благо спортсмену. Если знаешь, что этот теннисист способен добиться результата, то приходится идти и на такие шаги. Но умные спортсмены относятся к этому с пониманием.

-- Ваш тренерский метод – это кнут или пряник?

-- Сначала пряник, но между делом может быть и кнут. Но сейчас у нас такие хорошие ребята, что никого не надо заставлять тренироваться. В советские времена тренеры очень часто наказывали. Сейчас все иначе. Если человек хочет достичь результата, то он выкладывается. Конечно, у спортсменов бывают какие-то спады, тогда приходится повышать голос, чтобы теннисист нашел в себе силы и сделал то, что от него требуется. Но вообще у нас очень хорошие ребята.

-- Но были за этот долгий тренерский путь моменты, когда наступало разочарование?

-- Нет. Понимаете, я всегда иду на работу с удовольствием. Я не считаю часы, которые провожу в зале. Здесь прошла огромная часть нашей жизни. Но и домой я всегда иду с удовольствием. Помню, когда мы здесь все создавали, приезжали домой только переночевать. Теперь, конечно, все проще. Очень важно любить дело, которым ты занят.

-- С кем из спортсменов приходилось особенно непросто?

-- У меня не было сложных спортсменов. Конечно, у каждого может испортиться настроение, и тогда можно ожидать все, что угодно. Интересно было работать с Леной Дубковой. У нее своеобразный характер, она любила обратить на себя внимание. Но у нас что ни спортсмен, то своя история, своя судьба. Двух одинаковых не бывает. Взять даже Вику и Веронику Павлович – они очень разные. С теплотой всегда вспоминаю и Таню Костромину.

-- Тренер должна быть мамой для спортсмена или между ними все же должна быть дистанция?

-- Тренер должен заботиться о своих спортсменах. Ведь он для них и мама, и папа, и врач, и психолог. Ребята проводят с нами больше времени, чем с родителями. Тренер должен быть примером для спортсменов. Интересно, что мы по сей день слышим много добрых слов от родителей, детям которых мы не так уж и много дали. Некоторые из них не стали спортсменами, но выросли хорошими людьми. Нам приятно, что мы внесли лепту, пусть и малую, в их воспитание.

-- Почему ваш сын не пошел по стопам родителей?

-- Иван занимался настольным теннисом, стал кандидатом в мастера спорта. Я с самого детства таскала его за собой, занималась. А вот Александр Николаевич вообще не уделял ему внимания. Во-первых, он был занят с другими ребятами. Во-вторых, считал, что не должен тренировать своего сына. Я не ставила задачу воспитать чемпиона, мне было важно, чтобы он чем-то занимался. Можно сказать, что цели своей я добилась. Он окончил университет, работает программистом. Ему это нравится.

-- Татьяна Григорьевна, подскажите мамам юных спортсменов, как в ребенке распознать талант?

-- Детей отбирают по физическим данным, и только в процессе тренировок можно что-то рассмотреть. Но на первом этапе очень многое зависит от родителей. Дети быстро увлекаются, но как только появляются трудности, интерес зачастую пропадает. В такие моменты важно, чтобы родители поддержали. Еще один сложный период – весна. Детям хочется бегать по улице, а не в зале играть. Здесь тоже мамы с папами должны направить, может быть даже надавить. В этом плане родители должны быть помощниками тренера. А когда у ребенка начнет получаться, он уже сам будет бежать на тренировку. Но важно понимать, что для достижения результата, любому придется много работать.Первые пару лет детей надо постоянно направлять. А контролировать их надо еще дольше.

-- С подростками бывает сложнее, чем с маленькими детьми. Вам приходится контролировать ребят?

-- Нет. Еще раз повторюсь: тренер должен быть примером для спортсменов. Мы с Александром Николаевичем, Андреем Игоревичем да и другие наши коллеги стараемся показывать хороший пример. Поэтому у нас нет необходимости следить за спортсменами. Нашими ребятами восхищаются в разных странах. Знаю, что в других командах всякое случается. А уж что было со сборной СССР, вообще лучше не вспоминать.

-- Татьяна Григорьевна, кто вас привел в спорт? Родители?

-- Всегда с теплотой вспоминаю своих родителей, это счастье вырасти в такой семье. Но в настольный теннис я пришла сама. В школе № 45, где я училась, «Динамо» арендовало зал, и в пятом классе я пошла туда заниматься. Тогда у нас работала супружеская пара Абрам Львович Вайнштейн и Зоя Михайловна Шанюкевич. Они для меня действительно были как вторые родители.

Я сразу полюбила настольный теннис. За четыре года не пропустила ни одной тренировки. Помню, вдруг однажды решила прогулять. Телефонов тогда не было, тренер заволновался и кого-то из ребят отправил ко мне домой. Мне было очень стыдно, и с тех пор я больше себе не позволяла такого. Абрам Львович был не только замечательным тренером, но и хорошим психологом. Он привил мне любовь к спорту и многому научил меня.

Наталья СТЕПУРО

 

3.14zdc
10.2020
M T W T F S S
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

Где заниматься?