Владимир БОЛИКОВ: «Характер, дисциплина, хорошая учеба – только так можно добиться результатов в спорте»

 

Владимир Георгиевич БОЛИКОВ – фигура в настольном теннисе заметная. Он более пятидесяти лет развивает этот вид спорта в Могилеве. Бесконечно предан делу, имеет свой взгляд по поводу будущего настольного тенниса. 31 октября Владимиру Георгиевичу исполняется 70 лет. Накануне юбилея мы встретились и пообщались с заслуженным тренером Беларуси.

-- Владимир Георгиевич, 70 лет – еще не время, чтобы подводить итоги, но все же: это был сложный жизненный путь?

-- У меня было послевоенное детство, но это самое веселое время. Мы жили небогато, голые и босые. Но я благодарен родителям за то, что они нам дали свободу. Летом с утра до вечера мы бегали на стадионе: футбол, казаки-разбойники и т.д. А сегодня к нам приходят физически слабые дети, потому что они мало времени проводят на свежем воздухе, зато много сидят в телефонах.

-- Футбол, казаки-разбойники… Как в вашей жизни появился настольный теннис?

-- Я был спортивным мальчишкой, выступал за школьную команду по футболу, волейболу, баскетболу. Когда пошел в пятый класс, к нашей школе сделали пристройку, в коридоре поставили два теннисных стола. Мы брали книжки-тетрадки и играли. Потом учитель, как сейчас помню, нам дал зеленые ракетки, которые тогда стоили 1 рубль 25 копеек. В седьмом классе на зимних каникулах было первенство школ пионерских дружин по разным видам спорта. И в настольном теннисе мы неожиданно заняли первое место, обыграв ребят, которые занимались в секциях. Директор ДЮСШ Виктор Степанович Метелица сказал нашему учителю, чтобы он нас троих отправил к нему. Но мы не пошли. Это с вокзала надо было ехать в город, значит, пять копеек туда и столько же обратно. Где столько денег брать? Но где-то через полтора месяца все-таки решили сходить в ДЮСШ. Это было 20 февраля 1964 года . Помню, сняли свои сапоги, поднялись на второй этаж, где стояло четыре стола. Потренировались, понравилось, пришли еще, потом еще – так и втянулись.

А через месяц было первенство республики. Я знал, что слабее других своих товарищей, но на отборе на кураже всех обыграл. Меня взяли на соревнования, а у нас даже сумки никакой не было. Помню, мне выдали атласные зеленые трусы, голубую майку с белой окантовкой. Все это завернул в газетку, положил в авоську и поехал на соревнования. Заняли шестое место, но тогда Могилев впервые обыграл Минскую область.

-- Когда поняли, что с настольным теннисом у вас серьезно?

-- Я шел за учителем. Я же уличный ребенок, а здесь Метелица взялся за дисциплину, стал учить меня нужным вещам. Как Высоцкий пел: «Видно, правильные книжки в детстве читал». Помню, играли на турнире пионерских дружин по футболу, я там отличился, ко мне подошел какой-то тренер и предложил идти в футбольную секцию, на что ему ответил: «Я занимаюсь настольным теннисом».

Осенью было первенство города среди взрослых, мы тогда «получили» по полной. Раньше играли до 21-го, мы набирали по шесть очков, но меня это не отвернуло. К концу 1965 года я выиграл Кубок города среди взрослых. Мне тогда подарили маленькую вазочку с барельефом Гагарина. После этого уже были соревнования за соревнованиями.

-- Тогда и решили, что свяжете свою жизнь с теннисом?

-- В 1967-м Всесоюзная спартакиада школьников должна была пройти в Ленинграде. Меня пригласили на сборы в Минск. А я в том году как раз оканчивал школу. Единственный экзамен, который мы сдавали – сочинение. От остальных освободили и оценки в аттестате выставили по годовым. Я собирался идти в военное училище. Но случился казус.

Когда вызывали для подготовки Всесоюзной спартакиады, надо было привезти аттестат. Собирая документы для поступления, обнаружил, что он остался в Минске. Начали искать, а человек, у которого он хранился, уехал в отпуск. Не знаю, возможно, Метелица тогда и слукавил. Он тут же предложил, мол, поступишь в следующем году, а пока поработай тренером. Как это было возможным, если мне нет восемнадцати? На что Метелица сказал: я договорился с заведующей отдела образования, напишешь автобиографию и прибавишь себе два года. Сегодня такое сложно представить, но тогда это было возможным.

Так я стал тренером. Но и сам продолжал играть. Выиграл первенство республики до 21 года, потом -- Юношеские игры. Летом еще съездил на спартакиаду «Спартака» в Волгоград. Это поездка осталась в моей памяти на всю жизнь. Мамаев Курган открыли в 1967-м, а я там был на следующий год. То, что увидел, меня потрясло. Во-первых, мой отец воевал под Сталинградом. Во-вторых,…

Как раз во время этой спартакиады были экзамены в институт физкультуры. Я приехал в Минск, остановиться негде. Знакомые солдаты помогли устроиться в гостиницу Дома офицеров. По шесть человек в комнате, никаких условий для подготовки. 16 августа в 10 утра улетал самолет в Волгоград, и 16 августа у меня последний экзамен по химии. Что делать? К счастью, тогда аэропорт был в черте города. Я пришел на экзамен в 8 утра, чтобы быть первым. Вытянул билет и сразу пошел отвечать. «Без подготовки?» -- переспросили у меня. Я все ответил. «Дополнительные вопросы», -- говорит экзаменатор. «Мне некогда на них отвечать. Ставьте, что хотите», -- и убегаю на самолет. Когда вернулся из Волгограда, зашел в институт, оказалось, что я поступил, но уже пропустил установочную сессию. Правда, мне подсказали, что можно принести справку, подтверждающую, что был на соревнованиях.

Но как только мне исполнилось восемнадцать, забрали в армию. Два года отслужил в спортбате.

-- Каким виделось будущее 20-летнему парню? Мечтали стать заслуженным тренером?

-- Я ни о чем таком даже думать не мог. Когда заканчивался срок службы, мне предложили поступить в нархоз, там хорошие условия для тренировок. А я хотел учиться в Высшей школе КГБ в Москве, там преподавала моя родная сестра. Но неожиданно пришло письмо от учителя, где он сообщал, что лежит в больнице, некому работать, мы, мол, тебя очень ждем. Поэтому я вернулся в Могилев и продолжил тренировать.

-- Никогда не жалели о том выборе 20-летнего парня?

-- Тренерский хлеб не назовешь легким. Бывало всякое. В то время тренерская работа не считалась престижной. Сначала получал 80 рублей, потом 90, 120… Через несколько лет уже 362. Конечно, все зависело от результатов. А когда присвоили звание заслуженного тренера БССР, а это было в 1988 году, еще шла надбавка.

Я сначала работал только с мальчиками, решил, что буду готовить их для Советской Армии. Могилев всегда отличался хорошей физподготовкой. Пошли результаты. Потом ушел тренер, который работал с девочками. Метелица попросил меня временно позаниматься с ними. И по сей день занимаюсь. Только в училище олимпийского резерва подготовлено 35 мастеров спорта, а всего на Могилевщине 44.

-- Вы воспитали множество достойных теннисистов, а как можно понять, что из ребенка будет толк?

-- Самое интересное, что мы никаких высоких целей не ставили. Просто работали, делали свое дело. Сперва появились победители первенства республики. Потом пошли награды на более престижных соревнованиях.

У меня всегда была железная дисциплина. Моя жена рассказывала, что они с девчонками специально бросали мячик в мою сторону, чтобы посмотреть, как я отчитываю своих ребят. Опоздал на тренировку – не пускал. До 18 лет не разрешал носить никаких сережек, колечек. Пришел – потей, а не украшения показывай.

-- Сейчас стали мягче?

-- Дисциплина всегда была и будет на первом месте. Недавно пришел мальчик с выбритой головой и выкрашенным чубом, я его домой отправил. Если человека не устраивают мои условия, то нет смысла тренироваться. На втором месте всегда была учеба. У меня более 20 человек окончили школу с золотой медалью. Но это было в те времена. А сейчас какая учеба? Раз в месяц ребята приносят дневники. Если не исправил оценки, на соревнования не едешь. Но взывать их к совести очень сложно. Про отличников речь не идет, хотя бы среднего уровня достичь.

-- В каком возрасте можно определить, что из ребенка что-то получится?

-- Очень многое зависит от данных. Но прежде всего должен быть характер. Еще важны жизненные приоритеты. Кто-то отдается учебе. А у кого-то спорт – реальный шанс пробиться в жизни. Правда, важно выполнять все условия тренера. Но повторюсь, большую роль играет характер.

-- Хорошо, спортсмена вырастили, как понять, получится ли из него тренер?

-- Это сложный вопрос. Что мой тренер рассмотрел во мне? Не знаю. Я пятьдесят лет работаю, не покладая рук. Как такого найти? В 2008 году у меня случился обширный инфаркт. Врачи сказали, что родился второй раз. Но я не могу без тенниса, это моя жизнь. А что молодежь? За последние годы к нам пришло работать после института 16 человек. Это все наши воспитанники. Но никто не задержался.

DSC 05971

-- В настольном теннисе вы встретили свою судьбу…

-- Люда еще была школьницей, когда мы познакомились, я уже работал. Она сама из Минска, тренировалась у Абрама Львовича Вайнштейна. Пересекались на соревнованиях. В какой-то момент беседы превратились в нечто большее. Я увез ее в Могилев в 1980 году.

-- У вас могла бы получиться серьезная теннисная династия. Не смогли увлечь детей своим делом?

-- Сын занимался теннисом, дважды участвовал в первенстве Европы. Выполнил мастера спорта. Но потом признался, что не любил спорт. Дочка была очень способной. Я посмотрел ее на одних соревнованиях, на вторых… «Трусливым в спорте делать нечего», -- сказал я ей, и больше она не занималась. Если на тренировке ребенок делает все, а на соревнованиях ничего не попадает, то нет смысла тратить свое время.

Я всегда считал, что дети должны уметь плавать, знать иностранный язык и водить машину. Три вещи, которые нужны любому человеку. Но получилось, что как только дети выучили язык, взор их сразу обратился на Запад. Сын -- гражданин Ирландии, уже 17 лет там живет. Дочка – гражданка США, с отличием окончила там университет.

-- Могилевская школа является одним из лидеров белорусского настольного тенниса. Благодаря чему удается добиваться успехов?

-- Заслуженный учитель Беларуси Виктор Степанович Метелица не только воспитал меня как человека и тренера, но и оказал огромную роль в становлении вида спорта в Могилеве. Благодаря его усилиям в 1969-м впервые был организован международный турнир «Мемориал Тани Карпинской». В прошлом году он состоялся уже в 50-ый раз. Через эти соревнования прошли сотни теннисистов из СССР и других стран. В 70-80-ые годы этот турнир дал большой толчок развитию настольного тенниса не только на Могилевщине, но и в Беларуси. В 80-90-ые значимую роль сыграли директор областной школы Феликс Иванович Петруша и начальник Могилевского облспортуправления Николай Константинович Ананьев. В последние двадцать лет большую помощь оказывает директор Могилевского училища олимпийского резерва Николай Константинович Малиновский. Благодаря ему у нас появился специализированный зал, мы обеспечены инвентарем.

-- Владимир Георгиевич, всем известны ваши строгие взгляды на современный белорусский настольный теннис. По вашему мнению, над чем надо работать, чтобы у него было светлое будущее?

-- После развала Советского Союза нам удалось сохранить лучшие традиции настольного тенниса. В конце 90-ых – начале 2000-х был подъем, но остаться на этом уровне не удалось. Самая главная фигура в спорте – это тренер. К сожалению, мы растеряли этот потенциал. Наши люди сегодня работают во всех уголках мира, а в Беларуси хороших тренеров можно пересчитать по пальцам. Радует, что хороший состав сейчас собрался в Гродно, появились достойные ребята в Минске. На смену сторожилам приходят неплохие молодые кадры, и это дарит надежду.

Наталья СТЕПУРО

3.14zdc
11.2020
M T W T F S S
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Где заниматься?